Тревожный невроз симптомы и лечение расстройства

Смысл невротической тревоги

КАК ПРОЯВЛЯЕТСЯ НЕВРОТИЧЕСКАЯ ТРЕВОГА?

Невротическая тревога – это тревога, которая идет из внутренних психологических конфликтов. Поэтому бывает несоразмерна реальной опасности,в разы сильнее . Так происходит, потому что уже взрослый человек все еще смотрит и воспринимает на ситуацию так же, как и смотрел на похожее, когда это происходило с ним в детстве.

Такая эмоциональная жизнь в прошлом, может перевесить интерес к окружающему миру и препятствовать развитию Я, удерживать от того, чтобы человек использовал в жизни собственные ресурсы.

Например, человек чувствует себя безнадежным и подавленным. Он чувствует свою беспомощность, чтобы хоть что-то изменить в своей жизни. В детстве он столкнулся с жестоким обращением и его опыт говорит ему, что необходимо постоянно быть бдительным. Это дает ему ощущение, что он сможет остановить те ужасные вещи, которые причиняли ему боль. Для него тревога и бдительность – это сверхконтроль, который дает ощущение личной силы и власти над ситуацией и надежду на то, что он с ней справится. И пусть даже это постоянное напряжение и беспокойство стоит отнимают много сил. На внутреннее состояние накладывается еще и внешнее тревожащее: информация из СМИ, соцсетей, откуда бы то ни было – усиливая его и так постоянную и, как ему кажется, необъяснимую тревогу.

РАЗНИЦА МЕЖДУ НОРМАЛЬНОЙ И НЕВРОТИЧЕСКОЙ ТРЕВОГОЙ

Нормальная тревога –это тревога, которая есть у всех. Тревога нашей повседневной жизни, тревога которая идет рука об руку рядом с любовью к другим людям, та тревога, которая уместна для данной ситуации. Можно тревожится о том, что происходит в окружающем мире и не блокировать это чувство в бессознательном. Нормальную тревогу можно использовать творчески, она может быть направлена на новые открытия в жизни, новые возможности, а главное, такая тревога не приводит к психосоматическим симптомам, которые возникают вследствие подавления чувств.

Невротическая тревога – это когда ощущение что «не справишься», не объективно, а субъективно. То есть, оно связано не с фактической слабостью человека, а с внутренними конфликтами, которые мешают использовать свои силы.

Невротическая тревога – результат того, что ребенок в детстве сталкивался с ситуациями, которые были ему физически или психологически не по возрасту и не по размеру и не было рядом поддерживающего окружения, которое помогало бы справляться с переживаниями. У детей, переживших отвержение есть веское основание не хотеть быть там, где они есть, их предыдущий опыт говорит им о том, что мир для них не слишком хорош. Они более восприимчивы к тревоге, чем дети у которых не было такого опыта.

Порой чтобы снизить тревогу, особенно связанную с разлукой и одиночеством, человек обращается против себя: винит себя всем, делает себя плохим, сам себя наказывает и негативные чувства, предназначенные другому, обрушивает на самого себя. Это дает ему возможность сохранить ощущение собственного достоинства и силы, чувство, что он может влиять на ситуацию. Если он сам становится плохим, то есть надежда, что можно «исправить себя» и все изменить, например, вернуть отношения. Любые страдания, лишь бы избежать чувства собственной беспомощности перед тем, что происходит и на что он не может повлиять.

С невротической тревогой справиться интеллектуальным путем невозможно. Даже если человек производит внешне впечатление взрослого, такая псевдовзрослость достигается за счет обрезания эмоционального контакта с самим собой. Отсюда как следствие, не понимание и неумение справляться с глубокими эмоциональными отношениями с другими людьми, что тоже вызывает тревогу.

Хорошая новость в том, что невротическая тревога – показывает на неразрешенную внутреннюю историю, и до тех пор, пока она имеет свою власть над человеком – у него есть возможность ее осознать и ее и найти решение. Смысл такой тревоги –обратить наше внимание на то, что проблему пора решать.

Мудрым шагом было бы, обратиться к специалистам и получить профессиональную психологическую помощь.

Невротическая тревога

Во-первых, тревожность, как и страх, является эмоциональной реакцией на опасность. В отличие от страха тревожность характеризуется, прежде всего, расплывчатостью и неопределенностью. Даже если имеется конкретная опасность, как при землетрясении, тревожность связана с ужасом перед неизвестным. То же самое качество присутствует в невротической тревоге, независимо от того, является ли опасность неопределенной или же она воплощена в чем-то конкретном, например, в страхе высоты.

Во-вторых, тревога, как отмечал Гольдштейн[2], вызывается такой опасностью, которая угрожает самой сущности или ядру личности. Так как различные индивиды считают своими жизненно важными ценностями совершенно разные вещи, можно обнаружить самые разнообразные вариации и в том, что они переживают как смертельную угрозу. Хотя определенные ценности чуть ли не повсеместно воспринимаются как жизненно важные — например жизнь, свобода, дети, — однако лишь от условий жизни данного человека и от структуры его личности зависит, что станет для него высшей ценностью: тело, собственность, репутация, убеждения, работа, любовные отношения. Как мы вскоре увидим, осознание этого условия тревожности дает нам ориентир для понимания тревоги при неврозах.

В-третьих, как справедливо подчеркивал Фрейд, тревога, в противоположность страху, характеризуется чувством беспомощности перед надвигающейся опасностью. Беспомощность может быть обусловлена внешними факторами, как в случае землетрясения, или внутренними, такими, как слабость, трусость, безынициативность. Таким образом, одна и та же ситуация может вызывать либо страх, либо тревогу, в зависимости от способности или готовности индивида бороться с опасностью. Проиллюстрирую это историей, рассказанной мне пациенткой: однажды ночью она услышала шум в соседней комнате, и ей показалось, будто грабители пытаются взломать дверь. Она отреагировала на это сердцебиением, испариной и чувством тревоги. Спустя некоторое время она встала и пошла в комнату своей старшей дочери. Дочь также была напугана, но решилась пойти навстречу опасности и направилась в комнату, где орудовали незваные гости. В результате ей удалось прогнать грабителей. Мать ощущала себя беспомощной при одной мысли об опасности, а дочь — нет; у матери имела место тревога, у дочери — страх.

Загадочность невротической тревоги заключается в отсутствии вызывающей ее опасности, или, во всяком случае, в диспропорции между действительной опасностью и интенсивностью тревоги. Складывается впечатление, что опасности, которых боится невротик, — всего лишь продукт его воображения. Однако невротическая тревога может быть, по меньшей мере, столь же интенсивной, как и тревога, вызванная действительно опасной ситуацией. Именно Фрейд проложил путь к пониманию этой запутанной проблемы. Он утверждал, что, независимо от внешнего впечатления, опасность, которой страшатся при невротической тревоге, является столь же реальной, как и та, что вызывает «объективную» тревогу. Различие заключается в том, что при неврозе опасность конституирована субъективными факторами.

Читайте также:  Цирроз печени 3 степени сколько с ним живут, симптомы и лечение

Поскольку страх перед Сверх-Я будет обсуждаться в связи с концепцией Сверх-Я, здесь я рассмотрю в первую очередь взгляды Фрейда на то, что он называет невротической тревогой в более строгом значении слова, а именно, страх Я оказаться поглощенным инстинктивными притязаниями Оно. Эта теория основывается, в конечном счете, на той же самой механистической концепции, что и доктрина Фрейда об инстинктивном удовлетворении: удовлетворение является результатом уменьшения инстинктивного напряжения; тревожность является результатом его увеличения. Напряжение, порождаемое запретными вытесненными влечениями, является реальной угрозой, вызывающей невротическую тревогу: когда ребенок, оставленный в одиночестве матерью, испытывает тревогу, он бессознательно антиципирует накопление либидинозных влечений вследствие их фрустрации.

Фрейд находит поддержку этой механистической концепции в наблюдении, что пациент освобождается от тревоги, когда обретает способность выражать ранее вытесненную враждебность, направленную против аналитика: по мнению Фрейда, именно эта запретная враждебность вызывала тревогу, а разрядка ее рассеяла. Фрейд осознает, что облегчение может быть обусловлено и тем, что аналитик не прореагировал на враждебность упреками или гневом, но не замечает, что данное объяснение лишает механистическую концепцию единственного свидетельства в ее пользу. Отказ Фрейда от очевидного вывода еще раз демонстрирует, насколько теоретические предрассудки мешают развитию психологии.

Хотя вполне справедливо, что страх перед упреками или наказанием может ускорять развитие тревоги, одного лишь этого для объяснения недостаточно. Почему невротик так боится последствий? Если мы принимаем предположение, что тревога является ответом на угрозу жизненно важным ценностям, мы должны исследовать, оставив в стороне теоретические предпосылки Фрейда, что же, по ощущениям пациента, подвергнется опасности вследствие проявленной им враждебности.

При той структуре личности, которая у него сложилась, его чувство безопасности зависит от этой зависимости. Таким образом, сохранение таких взаимоотношений является для него вопросом жизни и смерти. По другим веским причинам, содержащимся в нем самом, такой пациент чувствует, что любая враждебность с его стороны вызовет угрозу оказаться покинутым. Поэтому любое проявление враждебных импульсов будет вызывать тревогу. Если, однако, преобладает потребность казаться совершенным, безопасность пациента основывается на соответствии своим особым стандартам или на том, что, по его мнению, от него ожидают.

Если, например, его совершенство покоится на рациональности поведения, безмятежности и кротости, тогда даже перспективы эмоционального взрыва враждебности достаточно, чтобы спровоцировать тревогу, ведь подобное отклонение влечет за собой опасность осуждения, которая является такой же смертельной угрозой для перфекционистского типа, как опасность быть покинутым для мазохистского.

Другие наблюдения тревоги при неврозах постоянно подтверждают тот же общий принцип. Для человека нарциссического типа, чья безопасность основывается на том, что его ценят и им восхищаются, смертельной угрозой является утрата этого привилегированного положения. У него может возникнуть тревога, если он оказывается в окружении, которое его не признает, — это наблюдается у многих беженцев, к которым на родине относились с большим почтением. Если безопасность индивида основывается на слиянии с другими людьми, у него может возникать тревога, когда он остается в одиночестве. Если безопасность человека основывается на его скромности, у него может возникнуть тревога, если он оказывается на виду.

В свете этих данных представляется оправданной следующая формулировка: при невротической тревоге угрозе подвергаются особые наклонности невротика, на следовании которым покоится его безопасность.

Такая интерпретация того, что подвергается угрозе при невротической тревоге, позволяет ответить и на вопрос об источниках опасности Ответ будет общим для всех случаев: тревогу вызывает то, что ставит под сомнение специфические защитные действия индивида, его специфические невротические наклонности. Если нам понятны основные для данного человека средства достижения безопасности, мы можем предсказать, при каких провокациях он склонен испытывать тревогу.

Источник опасности может быть во внешних обстоятельствах, как в случае беженца, внезапно утратившего престиж, в котором он нуждается для сохранения чувства безопасности. Сходным образом, женщина, мазохистски зависимая от мужа, может ощутить тревогу, если возникает опасность его потери вследствие внешних обстоятельств, будь то болезнь, отъезд из страны или другая женщина.

Понимание тревоги при неврозах осложняется тем, что источники угрозы могут находиться в самом невротике. Любой фактор внутри него — самое обычное чувство, реактивная враждебность, внутренний запрет, противоположная невротическая наклонность — может стать источником опасности, если не срабатывает предохранительный механизм, обеспечивающий безопасность.

ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ ПРИ ПСИХОТИЧЕСКОЙ ТРЕВОГЕ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ САМООРГАНИЗУЮЩИХСЯ СИСТЕМ

ГБОУ ВПО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздравсоцразвития (г. Новосибирск)

В статье рассматриваются вопросы самоорганизации психотической тревоги при расстройствах шизофренического спектра с точки зрения синергетики. Представлены различные представления о понятии психотической тревоги. Рассмотрены проективные методики (тест Роршаха) в качестве модели ситуации когнитивной неопределённости для изучения парадоксального структурирования информации при шизофрении.

Ключевые слова: адаптация, психотическая тревога, самоорганизация, шизофрения, тест Роршаха.

На сегодняшний день продолжается поиск универсальных концепций базового нарушения при расстройствах шизофренического спектра и попытки преодолеть концептуальное расщепление между различными теоретическими подходами в шизофренологии. Одной из кандидатур на данную роль является концепция так называемого аберрантного выделения важности, обозначаемого также как «синдром нарушения приоритезации стимулов», «синдром сверхвключаемости объектов восприятия», «синдром нарушения избирательной фильтрации информации», «синдром дизрегуляции салиенса». Базовый дефект в этом подходе представляет собой нарушение универсального физиологического феномена — способности приоритезировать значимые стимулы от фоновых и незначимых. Нейрофизиологически этот феномен обеспечивает функции внимания, облегчая процесс обучения, поскольку позволяет организму сконцентрировать ограниченные перцептивные и когнитивные ресурсы на наиболее выделяющихся и заметных объектах или явлениях из всей поступающей сенсорной информации благодаря дофаминэргической активности в мезолимбическом тракте головного мозга. Искажение механизмов салиенса ведет к тому, что не замечаемые в норме вещи и факты вдруг начинают казаться важными, приобретают особое значение, эмоциональную окраску за счёт избыточной нейтротрансмиссии дофамина в мезолимбической системе [6].

Читайте также:  Анализ на хламидии (хламидиоз) у мужчин и женщин что это, как берут, расшифровка, где сдать

Подобная парадоксальная приоретизация стимулов сопровождается развитием тревоги. Тревога представляет собой аффект, возникающий в ожидании неопределенной опасности, неблагоприятного развития событий [2]. Тревожность можно рассматривать как вариант нормы при её психологической понятности, соответствии существующим обстоятельствам и отсутствии нарушения адаптации индивида [5]. Патологическая тревожность сопровождает широкий круг психопатологических нарушений как невротического, так и психотического регистров. Невротическая тревога является достаточно хорошо изученным феноменом и имеет две составляющие — когнитивную и соматическую. Когнитивный компонент тревоги представлен мыслями и представлениями об ожидании угрозы неопределённого характера, направленными в будущее. Соматическая составляющая включает в себя разнообразные вегетативные проявления, болевые ощущения и висцеральные нарушения функционального характера.

Невротическая тревога встречается, прежде всего, в рамках конфликтогенных расстройств и поддаётся психотерапевтической коррекции, поскольку является относительно психологически понятной, выводимой из личностных особенностей пациента и осознанных этапов его онтогенеза.

Тревога психотического уровня, сопровождающая синдром нарушенной приоретизации стимулов, менее изучена, прежде всего, за счёт затруднений, возникающих при попытках описать данное состояние как у исследователей, так и у пациентов. Психотическая тревога сопутствует различным этапам психотического процесса, наиболее рельефно проявляясь на начальных стадиях острого психоза в виде так называемого бредового настроения — феноменологически первичного, не выводимого образования со смысловой лабильностью (первичные бредовые переживания, primare Wahnerlebnisse), содержащего «зародыш объективной значимости и смысла», при этом «больные чувствуют себя так, словно они утратили власть над вещами; они ощущают страшную неуверенность, которая заставляет их инстинктивно искать опору».

Конрад обозначает подобную начальную стадию психоза как «трема» — нарастающее чувство напряженности, тревоги, таящейся угрозы, подавленности, страха, фундаментальной «небезопасности» и враждебности окружающего мира [10].

С точки зрения психодинамического подхода, основной угрозой, исходящей от психотических состояний, является «расслоение» и дезинтеграция личности. Такая угроза, связанная с утратой чувства идентичности с собой, приводит к возникновению диффузной, пронизывающей все естество, неспецифической базальной тревоги. Поначалу подобная тревога проявляется на биологическом, неидеационном уровне, в дальнейшем возникают представления и мысли о наличии угрозы для жизни. Базальная тревога отражает и воспроизводит чувство беспомощности, свойственное ранним стадиям психического развития, когда ребенок еще не способен совладать с захватывающим его внутренним напряжением. Для пациента, страдающего психотическими расстройствами, опасность остаться и существовать в недифференцированном состоянии либо подвергнуться личностной дезинтеграции становится реальной. Пытаясь преодолеть базальную тревогу, «Я» может привлекать различные регрессивные способы самозащиты, включая интроективно-проективные реакции, проективную идентификацию, фрагментацию, расщепление и отрицание. В целом, психозы характеризуются различными регрессивными состояниями «Я» — расстройствами сознания по типу «океанического чувства», ощущением «растворения в космосе» и такими нарушениями, как чувство нереальности происходящего, деперсонализация, отчуждение и расщепление. Психическая и материальная реальность отрицается, претерпевая затем аллопластическую трансформацию и заменяясь «новой» реальностью, построенной но основе аутистической активности больного. Исходом рассмотренных процессов является Я-синтонная адаптация, которая, однако, не позволяет целесообразно действовать в окружающем мире, поскольку основывается на таких расстройствах восприятия, как галлюцинации и бред [7].

Пападопулос описывает в динамической структуре приступа рекуррентной шизофрении инициальный этап общесоматических и аффективных расстройств и этап бредового аффекта. Для инициального этапа характерно раннее возникновение сверхценных опасений, граничащих с бредом отношения. Следующий за инициальным этап бредового аффекта возникает после полной бессонницы и характеризуется появлением страха и тревоги, при этом высказывания больных утрачивают свойства сверхценных опасений и стремлений, характерных для первого этапа, и приобретают, как правило, бредовой характер. Наблюдаются разнообразные, аффективно насыщенные нестойкие бредовые идеи, клинически напоминающие острый параноид. Зачастую выраженный страх и тревога остаются без конкретного бредового содержания, они как бы переживаются в чистом виде. Для этого этапа характерно усиление растерянности, бредовое поведение. В области самоощущения и самосознания, по рассказам больных, частыми и характерными являются чувство происходящего в их «я» тягостного изменения и чувство чуждости и угрожающей непонятности окружающей обстановки («угроза исходит и от лиц, и от предметов», «все пугает»). Телесные ощущения, отдельные движения, совершаемые больными, некоторые их мысли, воспоминания временами становятся чуждыми, недостаточно четко осознаются как явления, принадлежащие им [8].

Обобщая вышесказанное, можно отметить, что имеет место кардинальное изменение способа переработки информации, искажение информационного метаболизма — патология границы, на которой происходит ассимиляция и элиминация внешних раздражителей.

Динамика психотической тревоги, включающая в себя этап кристаллизации, свидетельствует об адаптационных механизмах, направленных на редукцию повышенного уровня тревожности посредством образования бредовой системы. В данном процессе мы можем видеть все этапы общего адаптационного синдрома по Селье — реакция тревоги (трема), стадия сопротивляемости (бредовая система) и стадия истощения (распад бредовой системы, руинирование психики, конечные состояния).

Подобное адаптационное структурирование информации на фоне психотической тревоги носит парадоксальный характер за счёт крайней поляризации и избыточной детерминированности с постоянным включением в систему нового фактического материала, цементирующего имеющуюся структуру с помощью паралогичного мышления.

Механизмы парадоксального структурирования информации при расстройствах шизофренического спектра достаточно хорошо воспроизводятся в условиях эксперимента, в частности, в проективных методиках. Последние, как известно, характеризуются слабоструктурированным стимульным материалом и отсутствием жёстких инструкций, что позволяет создавать ситуацию так называемой когнитивной неопределённости [3] и получать практически неограниченное количество вариантов ответов. Данные особенности проективных методик симулируют задачи с неоднозначным решением и возможностью многовариантного выбора, что характерно для повседневной деятельности человека. Одной из наиболее распространённых проективных методик является тест Роршаха, состоящий из стандартных таблиц с монохромными и цветными пятнами различной степени структурированности. При расстройствах шизофренического спектра методика Роршаха выявляет различные патологические феномены, которые в зависимости от происхождения можно разделить на три основные группы. К первой группе относятся перцептивные нарушения в виде текучести перцепций: контаминации, смешение фигуры и фона, диссоциация симметрии. Вторая группа патологических феноменов отражает нарушения процессов мышления и представлена фабулизациями, абсурдными ответами, ответами по положению, абстракциями. Наконец, третья группа отражает аффективную напряжённость и включает в себя указания на деструкцию, тревогу, агрессию [1]. Таким образом, формируется специфический паттерн деятельности в ситуации когнитивной неопределённости со снижением количества популярных и увеличением процента оригинальных ответов, изменением организационной активности с вовлечением второстепенных, дополнительных деталей, разобщением с прошлым опытом и с аффективными реакциями, увеличением степени свободы, «непредвзятости» в ходе когнитивной деятельности, более полным охватом возможных связей и интерпретаций [4]. Выявляемый паттерн в условиях психотической тревоги способствует парадоксальному структурированию информации, получающей оформление в виде бредовых идей различной степени систематизации и стойкости.

Читайте также:  Обширный инфаркт и прогноз пациента в данном случае

Для объединения перечисленных выше феноменологических, психодинамических, нейрофизиологических и экспериментально-психологических подходов к изучению феномена психотической тревоги и структурирования информации возможно использование понятий синергетики. Синергетика — междисциплинарное направление, посвящённое самоорганизации открытых систем. Системы, получающие приток энергии извне, после достижения определённой степени сложности склонны самоорганизовываться и усложняться, сохраняя стабильность. С позиции синергетического подхода, психотическая тревога представляет собой этап хаоса, образовавшегося в ходе процессов «атомарного» шизофренического расщепления. В дальнейшем, по мере прохождения так называемой точки бифуркации и процессов синхронизации (в данном случае — этап кристаллизации бреда) возникает сложная открытая система, получающая приток энергии извне в виде аффективной «подпитки». Синергетика позволяет объяснить, почему в ходе нарастающего руинирования психики возможно образование достаточно устойчивых бредовых систем, имеющих известную внутреннюю тенденцию к эволюции и являющихся самоподдерживающимися образованиями. Бредовую систему можно рассматривать и как сильно неравновесную систему, воспринимающую извне те факторы, которые не воспринимаются в равновесном состоянии — феномен «сверхвключаемости» [9]. Также для самоорганизующихся систем характерно нарушение симметрии, что в данном случае проявляется в виде аутистических тенденций и преобладании явлений внутреннего мира пациента над явлениями окружающей действительности, что поддерживает активность бредовой системы. Синергетический подход позволяет взглянуть на динамику процессуальной патологии под иным углом зрения, с точки зрения универсальных законов эволюции сложноорганизованных открытых систем, к которым относится и высшая психическая деятельность человека.

Парадоксальная организация стимульного материала, несмотря на явные патологические черты, имеет определённое адаптационное значение. Как известно, психотическое расстройство развивается на фоне выраженной эндогенной тревоги, с этой точки зрения, патологическая психопродукция, в частности, на этапе кристаллизации бреда, выступает в роли компенсаторного разрешения эндогенной психотической тревоги, её опредмечивания и канализации. Подобный адаптационный контекст прослеживается и в экспериментальных условиях проективных методик, где ситуация когнитивной неопределённости имеет сходные черты с тревогой — беспредметность, диффузность и парадоксальная организация стимульного материала является одним из способов редукции тревоги. Синергетический подход позволяет интерпретировать структурирование эндогенной тревожности, с точки зрения эволюции открытых самоорганизующихся систем и динамики энтропии, объясняя длительную устойчивость и внутреннее развитие психопатологических образований, а также зачастую резистентность к терапевтическим вмешательствам.

  1. Белый Б. И. Тест Роршаха : теория и практика / Б. И. Белый. — СПб., 2005. — 240 с.
  2. Блейхер В. М. Толковый словарь психиатрических терминов. В 2 т. / В. М. Блейхер, И. В. Крук ; под ред. С. Н. Бокова. — Ростов н/Д : Феникс, 1996. — Т. 2. — 445 с.
  3. Голдберг Э. Управляющий мозг : лобные доли, лидерство и цивилизация / Э. Голдберг ; пер. с англ. Д. Бугакова. — М. : Смысл, 2003.
  4. Жданок Д. Н. Клинико-коммуникативные нарушения у пациентов с шизофренией на примере ситуации когнитивной неопределённости / Д. Н. Жданок, А. А. Овчинников, М. Ю. Дробижев // Материалы VII Международной конференции : Перспективные разработки науки и техники — 2011. Nauka i studia Польша. — Пшемысль, 2011. — Т. 40. Медицина. — 104 с.
  5. Михайлова Н. М. Тревога при психических нарушениях непсихотического уровня / Н. М. Михайлова, Т. М. Сиряченко // Рус. мед. журн. —2006. — № 15.
  6. Мосолов С. Н. Некоторые актуальные теоретические проблемы диагностики, классификации, нейробиологии и терапии шизофрении : сравнение зарубежного и отечественного подходов / С. Н. Мосолов // Журн. неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 2010. — № 6.
  7. Мур Э. Б. Психоаналитические термины и понятия : словарь / Э. Б. Мур, Д. Бернард ; пер. с англ. А. М. Боковикова, И. Б. Гриншпуна, А. Фильца. — М. : Независимая фирма «Класс», 2000. — 304 с.
  8. Попадопулос Т. Ф. Острые эндогенные психозы (психопатология и систематика) / Т. Ф. Попадопулос. — М. : Медицина, 1975.
  9. Harrow M. Overinclusive thinking in acute schizophrenic patients / М. Harrow // J. of Abnormal Psychology. — Apr 1972. — Vol 79 (2). — Р.
  10. Mishara A. L. Klaus Conrad : Delusional Mood, Psychosis, and Beginning Schizophrenia / A. L. Mishara // Schizophrenia Bulletin. — 2010. — Vol. 36, N 1. — Р.

Учредитель: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России)

Государственная лицензия ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России
на образовательную деятельность:
серия ААА № 001052 (регистрационный № 1029) от 29 марта 2011 года,
выдана Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки бессрочно

Свидетельство о государственной аккредитации ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России:
серия 90А01 № 0000997 (регистрационный № 935) от 31 марта 2014 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки
на срок по 31 марта 2020 года

Адрес редакции: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52
тел./факс: (383) 229-10-82, адрес электронной почты: mos@ngmu.ru

Выпуск сетевого издания «Медицина и образование в Сибири» (ISSN 1995-0020)
прекращен в связи с перерегистрацией в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences» (ISSN 2542-1174). Периодичность выпуска — 4 раза в год.

Архивы выпусков «Медицина и образование в Сибири» доступны на сайте с 2006 по 2016 годы, а также размещены в БД РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) на сайте elibrary.ru.

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) —
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-72398 от 28.02.2018.

© ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, 2020

22.05.2017
Сетевое издание «Медицина и образование в Сибири» преобразовано в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences». Дата перерегистрации: 18.05.2017. Свидетельство о СМИ: ПИ № ФС 77-69793.
Подробнее >>

03.04.2017
С 2017 года Издательско-полиграфическим центром НГМУ осуществляется выпуск печатного издания «Сибирский медицинский вестник».
Подробнее >>

08.02.2016
Уважаемые авторы! Открыт прием статей во 2-й номер 2016 года (выход номера — середина мая 2016 г.).
Подробнее >>

11.01.2016
Уважаемые авторы! Продолжается прием статей в 1-й номер 2016 года (выход номера — конец февраля 2016 г.).
Подробнее >>

28.12.2015
Уважаемые авторы! Сетевое издание входило в Перечень ВАК до 30 ноября 2015 г. Работа по включению издания в новый Перечень ВАК продолжается.
Информация о формировании Перечня ВАК
Подробнее >>

Ссылка на основную публикацию
Тревожные расстройства у больных сахарным диабетом uMEDp
Таблетки EGIS Грандаксин - отзыв Грандаксин. Убиваем сразу "двух зайцев", шейный ОСТЕОХОНДРОЗ и надвигающийся КЛИМАКС. Моя история. О чём не...
Травы для похудения рецепты для очищения организма от шлаков и выведения жидкости
Травы для похудения и рецепты очищающих отваров и настоев Худеть можно без строгих диет, используя травы. Но пользоваться этим методом...
Травы при сахарном диабете 2 типа список сахароснижающих растений
Травы при сахарном диабете 2 типа Дата публикации: 28 ноября 2019 . Врач-эндокринолог Сайдак М.В. Лекарственные растения с давних времен...
Тревожный вопрос может ли после массажа подняться температура
Факты о массаже: кому нельзя О том, насколько полезен массаж, можно говорить долго. Он улучшает кровоснабжение организма, трофику тканей, помогает...
Adblock detector